История IT-специалиста, который дорос до $20К за 6 лет: «Разработчики избегают общения с заказчиком, а для меня это фактор повышения зарплаты»

Зарабатывать $20К в Украине реально. Но для этого недостаточно просто быть разработчиком и писать код. Так утверждает IT-специалист, который прошел путь от $600 до $20К. Мы пообщались с ним анонимно о том, как развивалась его карьера и почему общение с заказчиком, которого так избегают девелоперы, стало для него ключом к успеху.

Иллюстрации Каталины Маевской

Программировал с детства, но не задумывался, хочу ли делать это за деньги

Я начал программировать в 9 лет: отец сказал, что нужно научиться. Тогда мне это не очень нравилось, ведь не особо получалось. Папа подсказал, что надо пойти на кружок по программированию. Я записался в Дворец пионеров, где был курс обучения для детей на три года. Но в первый год там учили в Word текст набирать, условно говоря. На второй начиналось программирование, но я так его и не дождался.

Где-то до 15 лет никаких серьёзных вещей в ІТ я не делал: писал программки типа «Угадай число» и всё такое. Когда мне было 15, я предложил местному интернет-провайдеру сделать так, чтобы у них на сайте была оплата картой (до этого надо было идти платить через терминал). Они почему-то согласились. Я выполнил, что обещал, и получил 500 гривен.

Потом я поступил в КПИ на инженерный факультет, на метрологию. Первые три курса я вообще IT не интересовался. А после третьего курса я поехал по Work&Travel в Америку. Там у меня был заработок $1800–2000 после всех налогов. Чтобы туда поехать, я назанимал денег и почти всё, что заработал, потом отдал. Но процесс зарабатывания мне так понравился, что, когда я вернулся в Киев, начал искать, где и как можно получать хорошую зарплату. Тогда с большим удивлением узнал, что в IT неплохо платят. Я вспомнил, что умею программировать. В университете как раз создавал беспилотный летательный аппарат с другими ребятами. Много времени тратил на него, но тогда еще не задумывался, хочу ли это делать за деньги.

Первая работа в ІТ и опыт лида в 21 год

Первая компания — аутсорсинг
Должность — разработчик, тимлид
Зарплата — $600–2400

Первую работу я нашел Embedded-разработчиком в аутсорсинговой компании. Она была маленькая, на тот момент там некому было делать пресейлы, кроме СЕО. Когда у него не было времени, это поручали мне, так как у меня был хороший английский. Я тогда понял, что всего за час переговоров можно убедить зарубежных заказчиков подписать контракт на большую сумму. И они с радостью ее отдавали — им очень нравились украинские расценки. Даже несмотря на то, что внешние рейты компании были большие.

Однажды после успешного пресейла — а это был большой контракт, — заказчик поставил условие: кто вел пресейл, тот должен быть и лидом команды. Только на таком условии они были готовы сотрудничать. Я согласился и так через 9 месяцев работы разработчиком стал лидом. Я руководил командой из 5 человек. Клиентом был американский продуктовый стартап, который делает систему радиосвязи.

Проект длился долго, с момента его старта пресейлов я больше не проводил, поэтому стало скучно. Хотелось как-то развиваться, программировал я тогда максимум полчаса в день и то с кем-то в паре — помогал другим. Я думал, что нужно идти в крупную компанию.

Да и про оплату задумывался. На старте работы в этой компании мне платили $600, на момент, когда уходил — $2400. При этом я был лидом довольно большой команды в Embedded-разработке. Мне казалось, что это несправедливо. Я точно знал, что мои подчиненные получают больше меня, просто потому что у них было по 7–8 лет опыта. А мне тогда был 21 год, и в компании считали, что раз я молодой специалист, то мне много платить не надо.

Вообще, в плане общения и личностного отношения ко мне никогда предвзятости не было. В компании была офигенная атмосфера, меня ценили, поддерживали. Я от имени компании выступал на конференциях, помогал с наймом — собеседования проводил, а иногда и пресейлы для потенциальных клиентов, короткие, не такие, как раньше. Но, когда я приходил за повышением зарплаты, руководство говорило: ну вот ты же понимаешь, ситуация на рынке и все такое.

Кстати, когда потом искал работу, была у меня не очень приятная ситуация из-за возраста. Я тогда составил внушительное резюме — много чего делал. И там не было ничего, что указывало бы на мой возраст. Одна компания меня пригласила на собеседование на позицию лида. Когда я пришел, они первым делом спросили, сколько мне лет. И дальше общение шло уже в несерьезном тоне, они не воспринимали меня как хорошего инженера или вообще как того, кто бы мог им существенно помочь. Они потом, кстати, это прямо и сказали. Мол, мы вас точно не наймём, просто потому, что инженерам, которыми вам предстоит руководить, за 40 и они вас не воспримут как руководителя.

Клиент заплатил сумму, как моя 10-месячная зарплата, чтобы нанять меня напрямую

Вторая компания — продуктовая
Должность — СТО
Зарплата — $5000–7000

В итоге я получил оффер от крупной компании на $4200 и согласился. Уже подписал контракт, но как раз тогда со мной напрямую связался заказчик проекта, где я был лидом. Он был доволен моей работой, попросил меня с их компанией сотрудничать напрямую. Предложили мне тогда, кажется, $5000 с хвостиком. Им еще пришлось заплатить большую сумму компании-аутсорсеру, чтобы не нарушать договор. Обычно во многих контрактах такой пункт есть: клиент не имеет права нанимать никого из аутсорсинговой компании, с которой сотрудничает, в течение года, даже после расторжения контракта. Но это может быть изменено по согласию сторон. Вот они пришли к тому, что клиент должен был заплатить такую сумму, как моя 10-месячная зарплата по внешнему рейту, чтобы нанять меня напрямую.

Я работал с ними три года. Мне всё нравилось, несмотря на то, что я работал, по сути, в одной и той же компании с одной и той же командой. Но есть колоссальная разница между работой через менеджера в аутсорсе и напрямую с инвесторами. Коммуникация у нас сразу перешла на другой уровень, мы стали открыто общаться.

Точно не знаю, как у других аутсорс-компаниях, но в моей, например, было так. Заказчик приезжал раз в квартал. Каждый раз к его приезду устраивали демо. К демо мы готовились две недели, бросали все свои задачи и делали красивое шоу — просто, чтобы клиент увидел, что все классно.

После того как я устроился к ним напрямую, они мне сразу сказали: «Кажется, вы много фигни делаете к нашему приезду». — «Да, так и есть». — «Ничего этого не надо, нам нужны только результаты». В общем, все сразу было настроено в более продуктивном ключе. Кстати, это стало сильно раздражать менеджмент аутсорсинговой компании. Особенно когда я начал сам нанимать сотрудников.

Я стал СТО, и клиент передал моей команде весь проект аутсорсера

После того как клиент меня забрал к себе, мы открыли небольшой офис в Киеве. Там были веб-разработчики, тестировщики, стажеры. Но Embeded-разработчики этого проекта все равно оставались у аутсорсера. У нас собственных сотрудников не было, которые бы занимались «железом». Более того, я тоже ещё по несколько дней в неделю проводил в офисе аутсорсера. Арендовал там рабочее место.

И вот когда мы сами начали брать Embedded-стажеров, в аутсорс-компании поняли, что мы забираем их хлеб. И начали много бумажной волокиты придумывать. Мол, давайте разделим ответственность: мы отвечаем за это, а за это не отвечаем, вот это вы должны сами у себя проработать. В общем, это было некомфортно и в какой-то момент стало тормозить процесс. Они как будто палки в колёса вставляли.

И тогда инвесторы спросили, могу ли я нанять Embedded-разработчика. Я сразу спросил: «Это в дополнение к имеющейся команде или вместо?» — «Посмотрим». После того как я согласился, они написали аутсорсеру письмо: «Здравствуйте, у вас есть три недели, чтобы полностью передать весь наш проект».

К счастью, Embedded-стажеры, которых я взял, оказались классные. Они тогда меня спасли. Мы очень быстро — за три недели — переняли проект. Проект был хорошо документирован, и это не было что-то сверхъестественное. Но стажеры, конечно, много чего не знали, и некоторые нюансы по работе были потеряны. Тем не менее мы переключились, так как взаимодействие с аутсорсером было неэффективное.

Я работал как СТО, задачи у меня были исключительно менеджерские. Общался с разработчиками, с подрядчиками-китайцами, у которых мы заказывали производство «железа». Делал репорты глобальные — по финансовым расходам, техническим достижениям. Некоторые решения мы обсуждали с инвесторами, они технически подкованы, хорошие ребята. Им нравилось, как я рассказываю о наших результатах.

По сравнению с обязанностями в аутсорсе, у меня добавилась функция HR. Технических задач не стало больше, я точно так же руководил коллективом, помогал другим решать задачи. Но, кроме этого, теперь занимался наймом: искал людей, делал перформанс-ревью и так далее.

Компанию купила большая корпорация, и я стал мечтать оттуда сбежать

В конце 2019 года эта компания была продана большой американской корпорации, которая взяла менеджмент на себя. И я начал мечтать сбежать оттуда как можно быстрее.

Я хоть раньше и не программировал, но все равно был полностью вовлечён в разработку: обсуждал со специалистами технические вопросы и все прочее. После того как нас купили, я стал проводить по 5–7 часов в день в митингах. Бывало, весь календарь разбит на встречи: отчёт финансовому директору, отчёт коммерческому директору, отчёт команде маркетинга, обсуждение квартальных проблем с глобальным HR, обсуждение глобальных стратегий на 2028 год. Короче, я начал ненавидеть свою работу. Очень много времени проводил на созвонах. Ещё и требовали, чтобы созвон был всегда с видео. Это было ужасно.

Как я уже упоминал, зарплата во второй компании была $5K с хвостиком. После налогов 5% выходило $5K чистыми. Когда компанию купили, мне стали платить $7К с небольшим хвостиком, в общем, это выходило $85К в год. Ну и дальше повышать не собирались. Как только нас купили, все финансовые вопросы взяла под контроль корпорация. И, честно говоря, с ними даже обсуждать это было сложно.

У меня еще были акции компании, и при продаже я получил деньги, но немного. Там было так хитро сделано, что мне дали 5% акций, но они были растянуты на 10 лет. То есть я каждый год получал 0,5% акций компании. Я успел проработать 1,5 года, прежде чем компанию продали. То есть к этому времени у меня накопилось 0,75%. Это были небольшие деньги — $40К или $50К, одноразовая выплата.

Разработчики в моей команде получали обычные украинские зарплаты — $2—4К. Когда нас купили, я составил план по найму, нам были нужны ещё специалисты, зарплата их должна была быть выше. А в корпорации говорят: «А почему зарплата растёт, почему мы не можем дальше нанимать за $4К?». Ну, сотрудники, например, за $2000 — это так случайно получилось: кто-то плохо себя оценил или из-за английского, уже не скажу. А в компании все твердили: почему так дорого? Давайте дешевле, давайте сокращать издержки, давайте меньше-меньше. Даже сократили некоторых людей, которых они считали лишними. В общем, они были абсолютно неадекватными, но компания гигантская, с огромным капиталом. Я на каждом созвоне чувствовал себя некомфортно. Как будто отчитываюсь перед воспитательницей в детском саду.

Создал для американцев «карманную» компанию в Украине

Третья компания — продуктовая
Должность — RnD Manager
Зарплата — $20 000 + годовой бонус $60 000

Как раз тогда — это был 2020 год — один рекрутер из американской компании предложил мне поработать с ними. Он меня нашел еще в 2019-м после большой конференции в Европе по Embedded-разработке, где я выступал. В компании удивились, думали, что я работаю в Америке. Они спросили, на каких условиях мне было бы интересно с ними сотрудничать. Предлагали должность технического руководителя. Я сказал, что хочу переехать в Штаты.

Потом у нас как-то заглохло общение. Они спрашивали, не соглашусь ли я удалённо поработать. И тогда мне пришла в голову идея: я им предложил то, что делал для предыдущей компании.

Я сказал, что могу собрать команду в Украине, если компания сможет дать задачи, которые мы будем выполнять без привязки к существующей команде в Америке. Зарплата Embedded-разработчика в Нью-Йорке — $20—25К в месяц. В Киеве за $5К можно найти офигенного инженера. Я предоставил им план на три месяца по найму, по аренде офиса. В общем, мы подписали краткосрочный контракт, где было прописано, что мне выделяют средства, я снимаю офис, ищу людей. Если я найму хотя бы 4 человека, значит, мы подписываем долгосрочный договор.

По цене двух разработчиков в США они в Украине получили 8 специалистов

Компания занимается Embedded-разработкой. В американском офисе 12 разработчиков, всем за 40. Большинство из них работает более 10 лет в одной компании. Тут ценятся сотрудники, которые долго в отрасли, потому что есть много технических ограничений, связанных с законодательством и требованиями стандартов. Их даже не объяснишь здравым смыслом, просто вот так надо делать и все — и это надо знать.

Я за три месяца нанял для компании нужных сотрудников, нашел офис, всё в него закупил и сейчас руковожу в основном разработкой. Мы предлагаем решения, делаем прототипы. Производим все это в Китае или в Украине, если это простенькие платы. У нас полный цикл разработки: делаем «железо», софт, сопровождающий софт, документацию. В общем, all inclusive.

Мы для американских работодателей, по сути, — карманная аутсорсинговая компания, так они значительно экономят деньги. По цене двух американских разработчиков в Украине получают команду из 8 человек. При чём в Америке разработчики должны быть в штате, они требуют медицинскую страховку, гигантский отпуск. Им нужно платить пособие. Например, когда был локдаун, некоторых сотрудников там отправляли в принудительный отпуск, при этом нужно было платить им 75% от зарплаты. Просто там законы, которые защищают права сотрудников, а наши права в Украине, мягко говоря, не защищены. Но компания здесь получает полноценный удалённый офис. Дополнительно на ней только расходы, связанные с передачей оборудования, а также затраты по времени на растаможку.

И ещё сыграло роль то, что Нью-Йорк не является каким-то особенным IT-регионом. Там не так много программистов — немногие люди почему-то хотят этим заниматься. Поэтому компании реально сложно собрать хорошую команду разработки у себя на месте.

К тому же, как говорят инвесторы, в Америке все молодые разработчики на рынке хотят работать в IoT, мобильную разработку делать, что-то классное в вебе, модное, стильное, молодежное. Никто вообще не стремится в Embedded. И когда работодатели узнали, что я этим занимаюсь, сказали, что это странно.

Кстати, с американскими коллегами мы регулярно пересекаемся, общаемся 2–3 раза в неделю, обсуждаем технические решения, показываем результат нашей работы. Некоторые ребята там даже начинают переживать. Они думают, что вот их компания открыла офис в Украине для того, чтобы перенести всю разработку сюда и закрыть офис в Нью-Йорке. Часть этих опасений обоснованные, теоретически сотрудников в Штатах могут сократить, но так, чтобы полностью закрыли разработку — такого не будет. Иногда бывает так, что нужно произвести отладку на месте, надо прийти и пощупать что-нибудь установленное.

$20К для них — не гигантская зарплата

Насчет обязанностей, то в прошлой компании у нас был формальный директор, который занимался юридическими вопросами, оформлением документации, бухгалтерией и прочим. Здесь я всё взял на себя. Единственное, что я пользуюсь услугами юридической компании, потому что прямо всё сразу не потяну. Бухгалтерией занимаюсь сам. Как оказалось, бухгалтерия ФОПа — это раз в три месяца два раза клацнуть и всё. Бухгалтерия ООО — чуть посложнее, но я думаю, что тоже можно разобраться. По сути, это обязанности директора небольшого офиса.

Есть только нюанс с отпуском. На некоторых должностях бывает так, что, когда берёшь отпуск, ты пропускаешь какую-то часть работы. То есть не делаешь ее после отпуска. А в моём случае это так не работает. Если я беру отпуск, то просто откладываю задачи на потом. Когда возвращаюсь, должен сделать всё, что пропустил. И мне от отпуска реально хуже будет — после приходится все в экстренном режиме разбирать.

Здесь у меня нет акций или опционов. Есть фиксированный годовой бонус — $60К. В общем, это получается $20К в месяц + $60К — всего $300 000 в год. Для них это не гигантская зарплата. К тому же изначально они думали, что я в Америке. То есть готовы были мне платить такую зарплату.

Мой переезд в Америку сначала обсуждали, но сейчас эти разговоры сошли на нет. Я нужен им здесь, и я это понимаю. Пожить в другой стране хотелось бы. Но переехал бы, только если здесь что-то сильно поменяется, как-то кардинально изменится налогообложение, если жить станет совсем невыносимо. Тогда может быть.

Я почти не увеличил свои расходы

Насчет личных расходов. Мои друзья из IT не знают, сколько я зарабатываю — только то, что я менеджер. И вот они часто говорят: если бы я рубил $10К, тогда бы мог сделать то и это... Это не имеет никакого отношения к реальности. Конечно, это все можно потратить. Но я вот практически никак не увеличил свои расходы.

Все деньги вкладываю в индексный фонд через Interactive Brokers. Там получается 6,5% годовых в долларах. Это позволяет перекрывать долларовую инфляцию, хранить деньги в относительно стабильном месте — даже сам счёт застрахован на $500 000. Акции не застрахованы, но они групповые, сразу из нескольких компаний по разным отраслям.

Я практически никак деньги особо не трачу. У нас на семью из трех человек уходит $2500 в месяц на все — с арендой квартиры, развлечениями. Держу в банке $30 000 на случай непредвиденных расходов и всё. Снимаю квартиру за $500 долларов, езжу на старой машине, которой 15 лет, и то больше на пикники, на работу добираюсь на метро.

Ничего дорогого не покупаю, в общем, когда-то давно я тоже думал, что если бы платили много, то расходы бы очень поменялись. Но по факту это не так.

Возвращаться к написанию кода не хочу ни в коем случае

Я уже три года не пишу код, но технические вопросы с разработчиками продолжаю решать. Хватает предыдущего опыта. Раньше мы с командой занимались разработкой под Linux, микроконтроллеры. Тогда я и сам писал код. Ну, так вышло, что я никогда не писал много.

Возвращаться к написанию кода я не хочу больше ни в коем случае. Может, это эгоистично, но пускай другие работают. Честно говоря, мне гораздо больше нравится делегировать задачи. Допустим, компании нужно решить какую-то проблему на микроконтроллерах. Я нахожу классного специалиста, который под конкретное семейство микроконтроллеров программирует 10 лет безвылазно. Я с ним обсуждаю проблему, он 2–3 дня с командой ресёрчит, приносит мне результаты, мы 15 минут их обсуждаем. То есть я трачу всего 15 минут своего времени. Мы предлагаем решение, расписываем с ним вместе план. Потом он дальше идёт копать свой микроконтроллер, а наша компания реализует что нужно и получает с этого деньги, иногда большую прибыль.

Я думаю, что могу гораздо больше пользы принести именно так, потому что пользуюсь экспертизой других людей. Я нанимаю специалистов, которые классно в чём-то разбираются. Я все это знаю очень поверхностно. То, что мы делаем сейчас, я вообще руками никогда не трогал. Не очень хорошо представляю, как там устроены некоторые инструменты, которыми пользуются разработчики. Но архитектура проекта, связи между модулями и то, как они продаются, кому нужны и почему нужны — этим я занимаюсь ежедневно. Это самое главное.

Иногда нужно поддерживать очень древний легаси — это потребность заказчиков

Бывает так, что компания разрабатывает новый модуль. Он классный, там используются новые технологии, но при этом компания также поддерживает уже больше 20 лет старый модуль, и на это есть бизнес-причина. Например, есть крупный клиент, который готов платить большие деньги за этот старый продукт. И это приносит выгоду компании, так как кто-то должен заниматься его поддержкой. Поэтому моя задача — донести это до разработчика и объяснить, что, помимо интересных, классных и современных супертехнологий, мы должны копать 20-, а иногда и 30-летний legacy.

Мне об этом, честно говоря, стыдно говорить кандидатам на собеседованиях. Иногда меня спрашивают, с какими контроллерами работаем. Я говорю: с 51-м контроллером. Это Intel 8051, который уже 40 лет на рынке. И у людей округляются глаза. Да, мы не так много работаем на нем, но иногда надо залезть в старый проект: что-нибудь обновить или поправить баг.

Необходимость поддержки такого древнего легаси зависит не от наших желаний, а от потребностей заказчиков. Есть клиенты, у которых установлено наше оборудование, и они хотят только его поддержку. Они не планируют ничего менять по каким-то своим соображениям. Кроме этого, есть законодательное требование, что если обновляется больше чем 50% системы, то должна быть сделана полная ревизия. А это может быть финансово накладно для больших компаний.

Допустим, если система пожарной безопасности устанавливается в большой небоскрёб, то это может стоить 2–3 млн долларов. Для компании будет выгоднее постоянно ее поддерживать, чем менять на новую. За поддержку она заплатит около $50К в год. Инспектор придет, покрутит, перепрошьет что-нибудь и все. Это намного дешевле, чем провести полную ревизию, переделать всю систему. А еще ведь есть системы, которые установлены в аэропортах или на стадионах. Там даже один модуль нельзя так просто взять и поменять. Все жестко регламентируется законами.

Чтобы повышать свой доход, нужно быть ближе к капиталу и разбираться в бизнесе

В последние три года я уже далек от непосредственной разработки, сейчас я вообще не программирую. Но я бы хотел акцентировать на том, что у разработчиков есть возможность что-то предлагать менеджменту. Большинство ребят, с которыми я работал, об этом не думают. Айтишники часто троллят, что в Советском Союзе люди стояли у станка, ничего не видели. Отработал, пришел домой, посмотрел телевизор и лег спать. Программисты сейчас ничем не отличаются, они делают то же самое, просто не в телевизор смотрят, а в PlayStation играют.

Люди боятся общения с менеджером, радуются, когда в большой компании они работают в команде из 30 человек и им не нужно говорить с клиентом. Мол, классно, я сижу, клацаю свой код, и мне не нужно общаться с заказчиком. А для меня общение с заказчиком было единственным и основным фактором повышения зарплаты. Вот в первой компании я вырос с $600 до $2400, потому что я их задалбывал, говорил: «Хочу больше». И они вот так со скрипом, но повышали.

Самое главное — как можно ближе быть к капиталу, потому что у кого деньги, тот и заказывает музыку. Человек, который работает, допустим, в большом аутсорсере, пишет код, делает то, что сказал ему техлид. Техлид делает то, что сказал ему менеджер. Менеджер делает то, что сказал деливери-менеджер. А тот, в свою очередь, делает то, что ему говорит заказчик, и немножко то, что ему пришло в голову. Немножко то, что сказал инвестор, и немного то, что попросил топ-менеджер из аутсорсинговой компании. В общем, я считаю, что разработчику нужно интересоваться бизнес-процессами: не только, как сделать, но и зачем. Спрашивать, зачем, почему, а какой мы с этого получим результат?

Да, если этим заниматься, то это будет в сильный ущерб техническим навыкам. Но, если люди хотят значительно увеличить свой доход, продвинуться в карьере, нужно это делать. Без этого никак. Если человек не понимает, зачем тот или иной продукт разрабатывается, зачем нужен тот или иной бизнес-процесс, при этом он может что-то имплементировать очень качественно — это просто линейный разработчик.

Для меня самым большим толчком в развитии было проведение пресейлов. Когда я пришел, я был джуном, меня наняли за 600 долларов, хватало просто на еду. Я тогда проводил пресейлы, и мы, конечно, не называли суммы. Но очевидно было, что это большие контракты. И заказчики прислушивались ко мне. Хотя часто моё мнение было основано на том ресёрче, который я провел за полчаса до пресейла. Самое главное — это красиво всё представить, рассказать, объяснить, почему так.

У нас тогда были одни клиенты, израильтяне, которые любили играть в гольф. И они хотели создать классную систему для полей — с кучей устройств, IoT и все прочее. Мы с ними заключили маленький отдельный договор о проведении пресейла. В этом случае моей задачей было показать объём работы. А он в итоге вышел колоссальный, и клиенты отказались от идеи делать проект. Здесь важно было правильно понять, что именно люди хотят реализовать. Показать им, что сделать это нельзя, — тоже нормально. Не всегда надо угождать заказчику, говорить, что за ваши деньги мы будем трудиться сколько угодно. Ценнее будет, если вы им скажете: с вашим бюджетом это нереально, извините.

Если же человек хочет оставаться исключительно разработчиком, я думаю, есть определенной потолок в зарплате для него. Если не предполагается хотя бы роль лида на проекте, если это просто синьйор-разработчик, который будет делать задачи в Jira, то я не думаю, что в Украине за это готовы платить больше чем, скажем, $7К. Это исходя из нашего найма. У меня сейчас есть лимит — $6К на разработчика. И эта зарплата предполагает высокий уровень английского и 10 лет опыта.

Мне кажется, если человек это все уже имеет, он должен немножко поработать над своими софт-скилами, навыками презентации и хотя бы попытаться занять менеджерскую позицию. Его технический опыт никуда не денется. Да, он не будет такой сильный, но его можно применять более эффективно. Можно стать лидом команды с 5–7 инженерами. Они будут вашими руками, глазами, иногда мозгами, и это будет эффективнее, чем если бы это делал один человек. Ну, я так считаю.

Сейчас Embedded-разработчики получают меньше всех

В последнее время из-за того, что почти все работают удалённо и повысился спрос на IT-услуги в целом, очень много американских, европейских компаний начали работать напрямую с украинскими контракторами. Если раньше американская компания, когда ей надо было сократить издержки, нанимала аутсорсера, у которого был классный англоговорящий менеджер, то сейчас все поняли, что в удаленке ничего страшного нет, и начали нанимать людей за пределами США или в другой стране, где находится компания.

Но вот Embedded-разработки это не касается. Тут оборудование сложное, дорогостоящее, иногда оно в единственном экземпляре. Дома работу организовать практически невозможно. Поэтому для компании, которая занимается Embedded-разработкой, удаленные контракторы — почти недоступная опция. Они продолжают работать через аутсорсеров с офисами. И в Америке они все тоже ездят в офис.

Я не претендую на полноту информации, но занимаюсь наймом 3,5 года и могу сказать, что раньше, до коронавируса, Embedded-разработчики были самые высокооплачиваемые, ценные и нужные. Они просили много денег, к ним много всяких требований было. Реально было сложно нанять. А вот, допустим, Python-, Front-end-разработчики штабелями приходили на бесплатную стажировку.

Сейчас всё перевернулось с ног на голову. Разработчики, не привязанные к офису, могут сотрудничать напрямую с иностранными компаниями, и они на это идут гораздо охотнее, чем ранее. Но нужно понимать, что в Embedded все зависит от решения заказчиков — готовы ли они мириться с неудобствами удаленки. Если да — это открывает для специалистов большие финансовые возможности, если же нет — все наоборот. Я смотрел зарплатный опрос на DOU, он показывает по-прежнему высокие зарплаты для Embedded, но это неправда, я этого не вижу. Получается так, что Embedded-разработчики сейчас со знанием английского языка, технологий, 10+ лет опыта просят $3000–3500, $4000. Чтобы просили $6000–7000 — уже редко бывает, в отличие от веба и мобайла.

А вот если сейчас искать, допустим, Senior Python или Senior Front-end на React — вообще нет опытных кандидатов на зп меньше $5000. Никто даже глазом не моргнет в твою сторону и ничего не ответит. Какой бы интересный проект ни был, что бы ты там ни пообещал — вообще ничего. Сейчас так вышло, что Embedded-разработчики получают меньше всех. Даже не знаю, какие еще специалисты просят сейчас так мало.

P. S. Пробежав глазами по статье, мне показалось, что вся моя карьера выглядит как паразитирование на чужой работе. Может и вам тоже так кажется. Успокаивает, что это по-прежнему выгодно бизнесу, раз они до сих пор меня держат.

Похожие статьи:
[DOU Hobby — рубрика о нетехнических проектах IT-специалистов: творчество, интересное хобби и другие lifestyle-достижения. Если вам есть о чем...
В рубрике DOU Labs мы приглашаем IT-компании делиться опытом собственных интересных разработок и внутренних технологических инициатив....
Вы хотите работать за бесплатно или за зарплату, ниже рыночной? Любой здравомыслящий человек, услышав такой вопрос вне контекста,...
Новые версии Flask 0.11 Nim 0.14.0 Docker 1.12 Visual Studio Code 1.2 Elixir v1.3 Dart 1.17 Atom 1.8 Git 2.9.0 jQuery 3.0 django CMS 3.3 Xen 4.7 Qt 5.7 Erlang/OTP 19.0 Fedora 24 SQL Server...
В рубрике DOU Проектор все желающие могут презентовать свой продукт (как стартап, так и ламповый pet-проект). Если вам...
Яндекс.Метрика