«В Европе верят в специализацию, ты не можешь быть экспертом во всем». DevOps — о поисках работы в Великобритании и работе в Accenture в Латвии

Беларус Александр Шуляк начал карьеру в IT 7 лет назад: сперва как сисадмин, а через пару лет перешёл в DevOps. Он рассказал о своем опыте работы в Беларуси, Латвии, Великобритании, о том, как найти хорошую позицию за границей, какие могут быть особенности при составлении резюме и нюансы на собеседованиях. А еще поделился, почему так сильно хотел переехать из Кембриджа и почему круто работать девопсом в большом аутсорсе.

Из сисадминов в DevOps: «Все необходимые знания я добирал самостоятельно»

Я родился в Минске. После школы учился в университете радиоэлектроники (БГУИР), а по вечерам работал системным администратором в Институте бизнеса БГУ. Потом перешёл в классический аутсорс средних размеров, где сначала тоже занимался системным администрированием. Но после того как клиент и компания-разработчик попросили меня попробовать сделать кое-какие фичи, я стал больше узнавать про DevOps и дальше уже конкретно целился на DevOps-позиции.

Работа в следующей компании была клёвым опытом. С самого начала мне дали направление: «Изучай, что это, смотри, как это внедрять». Заодно я отвечал за основную инфраструктуру: сервера, локальная сеть — то есть знания сетевого инженера тоже очень пригодились. Я был там единственным девопсом, и мне приходилось лично общаться с заказчиками, чтобы понимать их требования: что они хотят, какая теоретически будет нагрузка, насколько много денег они готовы на это тратить и пр. По поводу последнего обычно отвечают «нет»: «Ужмитесь, пожалуйста, в бюджете» — никто не хочет тратить много. Тут очень помагают софт скилы, так как надо уметь спокойно общаться, объяснять, что именно ты делаешь, потому что практически все интересуются этим вопросом, когда распоряжаешься их деньгами.

Если так посмотреть, за всю мою карьеру в этом плане ничего не поменялось: ты всегда за что-то отчитываешься и объясняешь, что происходит. В какой-то момент в той компании на мне было четыре проекта, так что я также занимался набором DevOps-команды, так как один уже не справлялся. Я помог нанять людей, обучить их, ввести в профессию. Обязанности у девопсов чаще всего «про всё подряд». Ты делаешь всё, что тебе поручат, особенно на первых порах. Дальше всё зависит от того, как устроена компания.

Что касается перехода из системного администрирования в DevOps, то — не знаю, к сожалению или к счастью, — все необходимые знания я добирал самостоятельно: из учебников, YouTube, Habr, чатов по специальности в Telegram. Например, в последних ты можешь задать вопрос по какому-то DevOps-инструменту. Да, сначала тебе скажут, что все плохо, но потом дадут хороший ответ. На самом деле системное администрирование и DevOps — очень похожие вещи: принципы остаются точно такие же, просто появляются новые инструменты.

Понятное дело, сейчас я уже забыл большое количество вещей из системного администрирования, но мне это и не нужно. Если говорить про западных заказчиков, то тут практически все снижают затраты на физическую инфраструктуру. Так что DevOps работает в облаках и с процессами разработки, интеграцией с электронным документооборотом для автоматизации и еще морем подобных задач.

Переезд в Латвию. «Это было авантюрное решение: «А почему бы не попробовать?»

В Риге два центра: тихий центр и старый центр. Тихий центр – жилой, в старом – в основном отели и рестораныВ Риге два центра: тихий центр и старый центр. Тихий центр — жилой, в старом — в основном отели и рестораны

Я проработал чуть больше года во второй компании, когда на меня вышел рекрутер из Accenture и предложил пройти собеседование на позицию DevOps в латвийский офис. На тот момент из опыта у меня было довольно много сисадминства, оконченные курсы Cisco на сетевого инженера и уже 1,5 года работы в качестве DevOps.

Мы с женой не собирались переезжать, поэтому это было скорее авантюрное решение: «А почему бы не попробовать?» Accenture — гигантская аутсорсинговая компания, поэтому они ищут человека не со специфическими скилами, а просто хороших специалистов и, учитывая их знания, потом назначают их на проект. У меня было два собеседования, оба — дистанционные и организованные очень просто: всего лишь надо было созвониться в Skype с нужным человеком. Всё было довольно плотно: в понедельник я поговорил с первым интервьюером, в пятницу — со вторым, а уже в следующий понедельник мне сделали оффер.

Техническое собеседование у них проходит в интересном формате: есть огромная таблица с кучей технологий, по которой вы последовательно двигаетесь вместе с интервьюером. Допустим, он спрашивает: «Знаешь, что такое Selenium?» Я отвечаю: «Запускал, но на этом мои богатые знания заканчиваются». Интервьюер такой: «Окей, хорошо» — и отметил, что я его только видел. Но если говоришь, что с этим ты работал, а это знаешь глубже, тогда тебе задают более сложные технические вопросы. На тот момент я лучше всего знал Amazon Web Services и Ansible — с этим инструментом у меня давняя история.

Потом было интервью с нанимающим менеджером, главой DevOps-департамента в рижском офисе. Оба собеседования были на английском языке. Хотя интервьюеры знали и русский, в компании есть требование разговаривать на английском на официальных мероприятиях. Если возникнет спорная ситуация, то запись будут слушать арбитры — мало ли из какого офиса они будут.

Мы переехали в Ригу в апреле 2018 года. Были особенности при получении визы, потому что HR-отдел компании не особо разбирался в вопросах по релокации для граждан нашей страны. У них был поставлен процесс для тех же россиян, а вот для белорусов — нет. Поэтому пришлось самостоятельно звонить в латышское посольство, спрашивать, что как заполнять, какие документы нужны и т. д. Вообще, как таковых сложностей не было: только все документы миграционной службы на латышском языке, который на славянский не очень похож, поэтому приходилось переводить через Google Translate. Тем не менее всё прошло довольно гладко.

Мы с женой подали документы на вид на жительство — и через 23 дня получили ответ. Думали, что переедем где-то через недельку. Для въезда требуется национальная виза D, так как карточку ВНЖ (временный вид на жительство) ты получаешь уже на месте в иммиграционной службе. Нам сделали визу за 4 часа. Поэтому вышло так, что мы быстро всё перепланировали и на следующий день уже переехали.

Работа в Accenture: «Я всегда работал на очень крупных проектах с 5000+ разработчиков»

Работа в Accenture по обязанностям разительно отличалась от моей предыдущей компании в Беларуси. Так как если ты — единственный DevOps или часть маленькой команды, это означает, что у тебя широкий спектр обязанностей: ты занимаешься менеджментом пользователей, платформами, приложением, консультированием разработчиков, иногда безопасностью или ещё чем-то таким, что по-хорошему тебе не надо бы делать, просто потому что у тебя недостаточно экспертизы в этом и ты можешь упустить что-то важное.

К примеру, на одном из моих проектов в Accenture была DevOps-команда из 17 человек, которые занимались платформами, pipelines, настройкой, автоматизацией и т. д. У нас было разделение по спринтам — один спринт разрабатываешь, второй — саппортишь, чтобы всё было честно и все занимались и тем, и другим. В большой команде обязанности распределяются на всех: кто-то отвечает за билд процесса, другой — за безопасность, третий — за платформу и т. д. И вот это распределение позволяет углубить свои технические знания в какой-то конкретной области.

В Accenture я всегда работал на очень крупных проектах — 5000+ разработчиков со стороны клиентов. В основном это были огромные компании из Германии. На первом проекте я занимался классической DevOps-работой, то есть строил pipelines и решал какие-то мелкие проблемы. Продлился этот проект недолго — наверное, месяца два.

После я попал на основной проект, который дал мне крутое развитие. На нем я перешел на сеньорскую позицию и уже через 2–3 месяца серьезно погрузился в Research & Development. Там была задача сделать большую платформу для Continuous Integration на базе Jenkins, Kubernetes. Мне дали определенные требования и сказали разработать концепцию, Proof of Concept. Также наняли DevOps-специалистов со стороны, чтобы они делились опытом. Около 6 месяцев я потратил на разработку проекта и доведение его до ума.

На самом деле разработку можно было закончить быстрее, но поскольку это огромный механизм с кучей согласований, получением фидбека, то дело затянулось. Также я довольно много общался со стейкхолдерами, продукт-оунерами, раз в месяц летал к ним обсуждать, что как происходит. В какой-то момент мне также дали интерна: я помогал ему, а он — мне. Так что я получил комбинированный опыт: и технический, и менеджерский. Для меня лично это ценно, я люблю менеджерскую работу. При этом, что опять же клёво в большом аутсорсе, так как в штате много людей, — если ты совсем не хочешь чем-то заниматься (например, теми же менеджерскими обязанностями), то никто не будет тебя заставлять. Они просто найдут человека, которому интересны два направления, и передадут проект ему.

Третий проект был похожим по смыслу — опять гигантская платформа. Но там я уже был больше SRE-инженером, то есть поддерживал функционал всех компонентов самой платформы и приложений, которые были на ней запущены. Очень большое преимущество, что в таком огромном аутсорсе ты можешь попробовать всё и найти то, что нравится. Но одновременно есть и недостаток: потом проект может закончиться и тебя перебросят на другой. Зато опыт будет самый разнообразный, что помогает развиваться как специалисту.

Поиск работы в Великобритании: «На 100 поданных заявок 10 ответят — получится одно собеседование»

Латвия не совсем подходит для эмигрантов: целых 5 лет нужно ждать до получения вида на постоянное место жительства и ещё столько же — до паспорта. В той же Великобритании — суммарно 6 лет до гражданства. Плюс Латвия точно такая же, как Беларусь, Рига очень похожа на Минск, только меньше. Но там нет друзей, родных. Поэтому резонно возникла мысль: «Зачем тут оставаться?» В тот момент мы почувствовали азарт и стали рассматривать варианты для переезда. Это было самое начало 2019 года.

Кроме Великобритании, думали еще про Голландию, но сделали выбор в пользу первой из-за английского. В компании таких размеров, как Accenture, язык хорошо подтягивается. Несмотря на то, что большая часть латышского офиса разговаривала на русском, было много мигрантов из Египта, Китая, Средней Азии, Америки — такая сборная солянка, поэтому все рабочие вопросы обсуждались на английском. Так что языковой фактор повлиял на выбор страны для жительства.

Что касается самого поиска работы, то он проходил в расслабленном режиме, поэтому занял достаточно много времени. Плюс это было хорошей и необходимой тренировкой по прохождению собеседований, потому что интервью на позицию в иностранную компанию очень сильно отличаются от тех, к которым мы привыкли на постсоветском пространстве. Я искал работу через LinkedIn, Glassdoor, Indeed. Это была веерная подача, бросал заявки на все, что подходит. Конверсия примерно такая: на 100 поданных заявок 10 ответят — получится одно собеседование. Поэтому не надо пугаться, если нет обратной связи. Тем более британцы отвечают долго.

Первое, что я бы посоветовал сделать, начиная поиск работы, — перечитать резюме на предмет грамматических ошибок и хорошенько его почистить. За резюме, с которым я нашёл работу, мне сейчас стыдно: понимаю, что оно выглядело довольно страшненько. Второе — из резюме надо убрать фотографию, потому что иногда такие анкеты автоматически отбрасывают, чтобы не было предвзятого отношения. Здесь очень боятся дискриминации, так что местами в этом плане перебарщивают. Я изучил достаточно примеров резюме для Великобритании и старался на них ориентироваться. Также я выписал кучу слов, которые касались моих технологий, чтобы использовать их в резюме.

Зачем так делать? Если вакансию вывесило агентство, у них стоит парсер, который пробегается по резюме, и если нет нужных слов, то он просто отсеивает его. Резюме — это достаточно обширная тема. В нем обычно обозначается 7–12 основных навыков, плюс в каждом из них описывается, что ты делал и чего достиг.

И все-таки самое важное, что нужно учитывать, — собеседования отличаются. Тут будет обязательно Cultural Fit интервью, которое определяет, как ты подходишь команде, компании, как решаешь конфликты и пр. А вот во время технических интервью мы говорим именно о технических моментах. Плюс, в зависимости от размера компании, это может быть не одно техническое собеседование, а три или даже четыре. Самое большое, что я слышал, — это шесть раундов собеседований.

Обычно проводятся 1–2 технических профильных интервью. Условно говоря, один раунд — по облачным провайдерам. Если я сказал, что хорошо разбираюсь в Amazon Web Services, то будет собеседование с глубокими вопросами по этому облаку. А второй раунд — по всему. Он больше похож на привычный нам формат. Ты говоришь: «Я знаю это», а интервьюер спрашивает: «А что именно ты знаешь про это, это, это...?».

Одна из старейших улиц Кембриджа

Еще одна особенность — здесь почти на все DevOps-позиции обычно требуется опыт в Software Engineering. Конечно, не всегда нужно умение писать код хорошо, но уметь его писать надо. Нюансы сильно зависят от компании. Обычно требование звучит следующим образом: «Уметь писать скрипты и собственные инструменты для автоматизации повседневных задач». Это не подразумевает навык коммерческой разработки, но нужно хотя бы уметь писать код для собственных нужд. Так что это необходимый скилл, который стоит развивать.

Если вы подаетесь на сеньорскую позицию, то, скорее всего, будет еще интервью по System Design, то есть о том, как строятся и взаимодействуют большие системы. Плюс, конечно, надо читать про собеседования в конкретную компанию, если она известная. Допустим, если во время интервью в Amazon отступаешь от какого-то из их 15 принципов, тебя сразу же отбрасывают. Поэтому заранее готовишь все 40 кейсов под возможные вопросы, рисуешь табличку и при помощи метода STAR (Situation —Target — Action — Result) прописываешь свои действия под принципы Amazon, а во время интервью используешь это как ориентиры.

Но, естественно, многие компании относятся к собеседованиям попроще: «О, ты классный технический чувак, пожалуйста, иди к нам!» То есть собеседование тоже может быть сложным технически, но оно проходит в более расслабленном формате и с меньшим упором на подбор под «принципы компании».

Важно понимать еще одно ключевое отличие в работе западных и наших компаний. В Европе верят в специализацию, ты не можешь быть экспертом во всем. Даже если у тебя будет довольно широкий опыт, ты можешь упускать важные нюансы. Но если ты фокусируешься на какой-то определённой технологии или стеке, ты их будешь знать очень хорошо. И тогда легче искать работу. А когда на собеседовании ты говоришь: «Я знаю Amazon Web Services, Microsoft Azure и Google Cloud Platform», то первый интервьюер может пригласить еще одного, и они начнут задавать глубинные вопросы по каждому облаку. И ты не сможешь ответить на них, так как не знаешь все три сервиса на экспертном уровне.

При поиске работы в Англии мне пришлось хорошенько подумать над своими скилами и сузить их до трёх технологий (AWS, Kubernetes, Terraform), которые я и питчил рекрутерам (на техническом собеседовании дальше, разумеется, будет обсуждаться более широкий спектр технологий и там уже можно будет говорить про всё). Да, на работе вам потом могут дать любую задачу или обязанность, но это будет в вашем техническом стеке, что очень облегчает жизнь.

Если внедряется новая технология, то она, скорее всего, будет новой для всех, и вы участвуете в её выборе. То есть здесь нанимают под технические стеки — это самое большое различие. Может быть, это достаточно сильное обобщение. Но, по моим наблюдениям, у нас в почёте, когда ты «тыкал много технологий» — в Великобритании же это может показаться странным.

Прописанных обязанностей нет, это особенно касается DevOps, потому что у нас самый широкий круг задач: мы можем управлять платформой, отвечать за безопасность, править Front-end, если что-то пошло совсем не так и разработчик не успевает добежать из столовки. Поэтому про обязанности говорят меньше всего. Если об этом заходит речь, значит вы собеседуетесь в большую компанию, в которой достаточно ресурсов на распределение. Если такого разговора нет, то, скорее всего, вы будете делать всё, и тогда стоит спросить, нет ли среди обязанностей чего-нибудь такого, чем вы вообще не хотите заниматься. Но, кстати, особенность иностранных компаний в том, что DevOps не занимается рутинной сисадминской работой. Здесь зарплаты сильно выше — и компания не может позволить себе тратить время сотрудника на такие задачи.

Также надо понимать, что Cultural Fit интервью работают в обе стороны. Вы тоже можете задать свои вопросы. И если что-то вас не устраивает, можно смело сказать: «Извините, вы мне не подходите». Допустим, в компании работают слишком медленно, а вы любите быстрые процессы. Так, я неожиданно прошёл интервью на технический стек Microsoft в компанию, которая является их партнером. Но я отказался от оффера, хотя мои знания подходили, их все устраивало, но я понял, что технический стек — не мой.

Еще надо уметь себя продавать. У нас часто считается чем-то зазорным, когда ты подаёшь себя: «Я — хороший специалист», а тут это нужно делать. Никто не узнает о твоих достижениях, если про них не рассказывать. Поэтому, когда спрашивают: «Ваша экспертиза?», то надо открыто говорить: «Хорош в этом, в этом, в этом... Это я в принципе трогал, но не назвал бы своей сильной стороной». Тогда на интервью назначат человека из компании, который знает эти области и будет тебя по ним спрашивать. И ты сможешь дать больше правильных ответов. Получается, что тебя будут спрашивать именно о том, что ты хорошо знаешь, а не по всему спектру технологий, когда ты вроде что-то знаешь, но не уверен и начинаешь догадываться...

Есть ещё один нюанс. У компании должна быть лицензия для того, чтобы выписать иностранному сотруднику Tier 2 General work visa, которую сейчас переименовали в Skilled Worker Visa — для квалифицированных мигрантов. Получить эту лицензию — вообще не проблема, она стоит, кажется, 1000 фунтов. Компания заполняет анкету, платит взнос, потом к ним в течение трёх месяцев приходит проверяющий, смотрит какие-то документы — и всё. Эту лицензию дают всем, тут есть даже шаурмичные, которые нанимают сотрудников по Skilled Worker Visa. Это несложно для компании, но некоторые не знают про это и не хотят заморачиваться. И тут есть два пути.

Первый — если позиция очень нравится, то можно молчать про Skilled Worker Visa до последнего момента, а потом, если вы им тоже очень понравитесь, они сделают эту лицензию. Второй путь — если вы просто ищете работу без прицела на конкретную компанию или должность, то можете прямо на первых словах, когда рекрутер начинает питч про крутость компании, останавливать его и спрашивать: «У вас есть Tier 2 лицензия? Есть — прекрасно, идём дальше. Если нет — а вы готовы сделать её для меня? Нет? Всё, извините».

Такой подход на самом деле тоже сильно сокращает сроки поиска работы: вы не будете тратить время на бесполезные варианты. Виза — это в принципе важная вещь, нужная вам в любом случае. Всё остальное: культура компании, технологический стек, то, чем вы будете заниматься, — это уже личные предпочтения.

Кембридж. Так выглядит большая часть Англии

Работа в стартапе: «Как же я скучал по четырёхчасовым митингам и грумингам в аутсорсе»

Компания, оффер которой я в итоге принял, называется Gearset. Это стартап в Кембридже с около сотней сотрудников, он делает CI/CD-систему для Salesforce. Компания не очень популярна в странах бывшего СНГ из-за бешеных цен за свою платформу, но вот в Штатах она пользуется огромным спросом, так как это очень мощная, гибкая система, такая CRMка, на которой можно сделать всё.

Сначала у меня было первое скрининговое собеседование на адекватность, мы поговорили с CEO про технологии, чем я занимаюсь. После тестового задания позвали на онсайт-интервью. Мне достаточно оперативно выписали приглашение, и я оформил бизнес-визу в Великобританию. По прилету в Кембридж у меня было два дня собеседований: в первый — глубоко техническое, во второй — Cultural Fit интервью.

Все прошло хорошо, и в сентябре 2019 года мы переехали в Англию. Кстати, при поиске работы надо также смотреть, как оплачивается релокационный пакет. Для многих это будет весомым фактором, так как в Британии дорогое жильё. В Кембридже компания сняла нам квартиру на 5 недель. За это время мы смогли открыть банковский счёт, найти постоянное жильё и со всем разобраться.

Кстати, есть важный момент, который может поставить в ступор. Когда ты только переезжаешь в Англию, для того, чтобы снять дом, тебе нужен банковский счёт, потому что перевод делают через внутреннюю банковскую систему, за наличные жильё не снимешь. Но для открытия банковского счёта нужен Proof of Address, то есть адрес, где ты живёшь. Получается замкнутый круг. В банке нам сначала сказали, что ничем не могут помочь. Когда мы попросили позвать менеджера и объяснили ему ситуацию, он сказал: «Вот у нас есть список документов, которые могут подтвердить вашу личность». И одним из них была расписка с печатью и подписью от работодателя, что такой-то человек, номер паспорта такой-то живёт по этому адресу. Этот документ нам сделали за 2 часа, и дальше все пошло без проблем.

В Gearset я занимался платформой, на которой работал этот продукт: сама система, база данных, кластер Kubernetes и всё сопутствующее. Мне было сложно переходить в Gearset из Accenture — компании, где очень хорошо построены процессы, все работают по фреймворкам и ты точно знаешь, как распределяются обязанности, ты оцениваешь сложность задачи и т. д. Скажу честно, когда раньше сидел на четырёхчасовых митингах и грумингах, мне это казалось совершенно бесполезной тратой времени. Но как же я по ним стал скучать в маленькой компании! Потому что на самом деле они дают свой результат: ты всегда знаешь, что может сделать другой человек, у тебя есть четкое понимание, что будет происходить, хотя понятное дело, что всё без проблем корректируется под срочные задачи.

За платформу в Gearset нас отвечало трое, и мы всё это делали так: есть задача — ты её делаешь. В начале года мы садились и планировали весь год, а потом раз в квартал смотрели, надо ли нам что-то менять. В плане процессов разница была чудовищная, в плане обязанностей — нет. В принципе я занимался точно такими же техническими вещами, просто выполнял меньше менеджерских обязанностей, которые, правда, мне лично нравятся. В какой-то степени стало больше свободы. С другой стороны, в Gearset мне не очень повезло со всякими согласованиями: в процессе работы я предлагал очень много вещей для внедрения, но из-за неторопливости и нежелания бизнеса вводить что-либо новое (даже разумно необходимое) не получалось реализовать то, что хотелось бы.

Я рад, что в текущей компании у меня уже полностью сеньорская позиция и могу внедрять любые новые технологии, делать что угодно — это моя личная ответственность. Для кого-то это может оказаться достаточно большим давлением, но мне нравится — я просто делаю то, в чём уверен. Если я в чём-то не уверен, то советуюсь с коллегами, мы всё согласовываем, обсуждаем, доводим до какой-то единой идеи и внедряем. В Gearset мне не хватало такой свободы.

В сентябре 2020 года в промежутках между локдаунами мы с семьей смогли съездить в Lake District. Нереально красивое место!

Поиск работы в Англии: «Первые месяцы всё было тихо, а потом у меня на руках вдруг оказалось три оффера»

В Gearset я проработал 1,5 года. Почему решил сменить место работы? Кембридж — по сути, очень тихая деревня, которую можно от начала до конца проехать на велосипеде за 20–30 минут. Тут нет никакого выбора в плане магазинов, интернет-провайдеров, мобильной связи... Может быть, кому-то это понравится, но мы привыкли жить в мегаполисе, нам стало скучно. Поэтому мы решили переехать в Лондон. Теоретически я мог бы переехать и не менять компанию, так как на тот момент уже начался карантин, вся работа была дистанционной. Но поскольку в Лондоне дороже недвижимость, сама жизнь, плюс у нас как раз должен был родиться ребёнок, расходы тоже выросли, пришлось искать новое место.

Я начал поиски работы как раз в начале «ковидной эры», где-то в марте — апреле 2020 года, когда всё полностью изменилось. В первые три месяца весь хайринг был очень вялый, потому что компании перестраивались, смотрели, смогут ли они вообще выжить. Так что этот период поисков был практически безуспешным. Дальше уже пошли более активные собеседования. Процесс поиска работы отличался от предыдущего опыта, так как я уже находился в Великобритании и не требовалась релокация. Плюс я чётко знал, что мне нужна виза и что я не хочу тратить время на компании, которые не будут мне её делать. Поэтому я выяснял этот вопрос на первом же питче рекрутера.

Сайты использовал практически те же. Очень многое находил через LinkedIn. Большой плюс, если у тебя там профиль LinkedIn Premium: он позволяет просматривать инсайты по зарплатам, количеству сотрудников и пр. Условно говоря, если ты видишь какую-то вакансию, на которую подалось уже 400 человек и она висит два месяца, то, скорее всего, её просто забыли снять — можно не тратить время. Вообще я накопал много сайтов для поиска работы, некоторые из них появились во время ковида.

Мне очень удобен поиск через Otta.com. Ты можешь выбрать там предпочтительные города, нижнюю границу зарплаты, поставить галочку «Мне нужен sponsorship по визе», а еще — подгрузить туда свое резюме, чтобы оно автоматически отправлялось в компании. Также сайт подбирает для тебя 70–80 позиций: на то, что нравится, подаешься — все остальные просто вылетают, и в следующий раз тебе предоставляют более оптимизированную выдачу и каждую неделю подкидывают новые вакансии. Мне понравился этот сайт, через него были и некоторые собеседования, но, правда, в итоге я нашел работу не там.

Суммарно я подал где-то 60–70 заявок, которые вылились в 10–12 собеседований. Но они тоже были очень растянуты во времени, так как в связи с рождением ребёнка мне было в принципе не до того, плюс потом я ещё летал домой в Минск...

Поэтому пару месяцев поисков были вялотекущими, всё было тихо, а потом в конце ноября у меня вдруг оказалось три оффера на руках. Получилось забавно, что один из них был от белорусской компании, у которой есть филиал в Лондоне. Было очень мило, меня собеседовал человек из Минска на русском языке. Второй оффер был от крупной компании, которая занимается рекламной сетью. И собственно, от моей текущей компании Divido — это финтех, сервис, который помогает классическим банкам внедрять систему «buy now, pay later». Так как классические банки очень медленные в плане изменения процессов, добавления нового функционала и так далее, компания предоставляет фактически готовую систему принятия решений по выдаче «рассрочки», подключается к системам банка — и это начинает работать без необходимости для банка менять свои внутренние компоненты и разрабатывать новые. Divido — это тоже бывший стартап, но он уже переходит в сторону enterprise. Всего в компании около 75 человек.

В принципе, в данном случае я принимал решение на основе того, чем буду заниматься. В Divido мне дали практически полную свободу действий. Благодаря тому, что это сеньорская позиция, я могу внедрять практически любые технологии, ощутимо влияю на выбор технического стека. Это всё даёт большой плюс в профессиональном плане, потому что я могу развиваться в интересных для себя направлениях.

Очень часто бывает, что компания собирается перестраиваться на новый технический стек, тебя нанимают на него, но пару-тройку лет ты должен заниматься старым, пока идет эта перестройка. Это не совсем интересные вещи. Плюс опять-таки, как я говорил, я нашёл свою экспертизу и не хотел бы больше её чем-то заменять или забывать, потому что тогда в следующий раз при поиске работы придётся намного тяжелее. В этом плане мы тоже совпали с моей текущей компанией.

Центр Лондона — очень разношёрстный. В каждой его части свой колорит

Ещё одним аргументом в пользу Divido было то, что рекрутер хорошо понимал, как работают визовые процессы, что очень большая редкость для страны. Они выписали инвайт за три дня, хотя обычно все затягивают с этим вопросом. А еще мне понравилось, как проходило общение с компанией: они быстро думали, быстро принимали решения. Это было большим плюсом, мне нравится оперативность в работе.

Так, в Accenture быстрая разработка, потому что там работает много людей. От тебя ожидают, что, несмотря на все согласования, ты будешь поддерживать определенную скорость в работе. После приезда в Кембридж мне пришлось перестраиваться: там всё было на релаксе, хорошо если к 6 часам в офисе оставалась хоть пара человек. Чтобы кто-то работал, его надо периодически пинговать, если не пинговать, то он это сделает, но через неделю... А я люблю работать быстро, когда все делают так же, коммуникация происходит оперативно, а значит, я могу сделать больше. Мне это в кайф. То, что в Divido они работают именно в таком темпе, я почувствовал через рекрутера. Он отвечал в тот же день, когда обычно все это делают на следующий. Всё это повлияло на окончательный выбор их оффера.

Меня взяли на позицию Senior Site Reliability Engineer. Вообще, титулы — это отдельная забавная тема, знакомая любому DevOps, который хоть раз искал работу. Потому что есть DevOps, Platform Ops, SRE, BuildOps, DevSecOps, SecOps... То есть всяких Ops — пруд пруди. И как я уже говорил, в зависимости от размера компании, ты будешь либо агрегировать в себе эти задачи, обязанности, либо распределять. Поэтому чем больше компания, тем больше шансов того, что ты будешь заниматься конкретно тем, что под твоим титулом. То есть если ты — DevSecOps, будешь заниматься больше интеграцией и безопасностью. Если ты — Platform Ops, будешь заниматься управлением облаком. SRE — стабильностью самой платформы, интеграцией с приложением, которое на ней работает.

В реальности же часто получается так, что у тебя может быть любой титул, но если у тебя есть приписка «Ops» — скорее всего, ты выполняешь примерно одинаковый свод задач. Да, если твоя должность — DevSecOps, у тебя упор на безопасность, но в маленькой компании ты наверняка точно так же будешь чинить то, что сломалось, и добавлять/удалять пользователей.

Я начал работать в Divido в феврале 2021 года. Из-за карантина в офисе ни разу не был, мне сразу прислали ноутбук — и всё, своих коллег я видел только по видео. В нашей команде всего трое девопсов, на всё у нас не хватает времени: есть срочные задачи, задачи на разработку, которые отодвигаются из-за первых, а их тоже надо делать, ведь продукт увеличивается, выходит в live с новыми клиентами, то есть начинает публичную работу для клиентов. Плюс бизнес-клиентов становится больше, соответственно, и количество обычных пользователей растет. Это всё сложно, нужно больше внимания, поэтому надо нанимать больше людей.

Сейчас мы бы в идеале хотели прийти к тому, чтобы наша команда занималась конкретно SRE, потому что мы все довольно хорошо разбираемся в коде. Так что мы планируем нанять ещё инженеров, которые бы занимались управлением самой платформой или управлением билдами, так как это задачи, которые занимают ощутимую часть времени. Было бы классно распределить нагрузку.

DevOps за границей: «Спрос есть, но в IT он примерно одинаковый на всех»

Не вдаваясь в подробности, скажу, что с каждой сменой работы моя зарплата удваивалась. В Великобритании зарплаты DevOps не отличаются от зарплат Software Engineer, особенно для Senior. Условно говоря, стандартная вилка от 70 до 110 тысяч фунтов для старших позиций. Всё, что выше, докручивается акциями компании, ежегодными бонусами или ещё чем-то. Есть те, кто получают 180 тысяч — это очень топовые чуваки, которые ещё и хорошо устроились: в нужную компанию, на нужный уровень и так далее. То есть Junior, Middle, Senior по всем направлениям получают примерно одинаковые зарплаты. Единственное, тут ещё довольно хайповой является Data Science — у этих специалистов зарплаты намного выше, но они часто работают в банковской и финансовой сфере, где в принципе больше денег, чем у всех остальных.

Спрос на DevOps-специалистов большой, особенно на тех, что способны работать out-of-the-box. Ещё начиная с Риги часто встречаю людей, которые умеют работать с конкретными инструментами, прочитав инструкцию к ним. Это неплохо, они просто так работают. И очень мало людей, которые заглядывают под капот инструмента, разбираются, как он работает, как это можно связать с другим, третьим... Если я чем-то пользуюсь, всегда смотрю, как оно работает. Наверное, это ещё с детства, тогда я всё время ковырялся в компах. Так вот, если человек умеет думать нестандартно, делает чуть-чуть больше, чем прописано по инструкции, работу найти несложно. Больше затруднений будет со скрининговыми собеседованиями и отсевом по визам, а технические интервью не будут проблемой.

Легче ли девопсам, чем другим специалистам? Какого-то оверхайпа нет, чтоб отрывали с руками. Спрос есть, но в IT он примерно одинаковый на всех. Например, мой профиль LinkedIn выключен на поиск работы, однако мне стабильно пишут 10–15 раз в неделю. Если зайти на сайты по поиску работы, то вакансии есть всегда. Но вакансий с высокими зарплатами, конечно, меньше. При этом существует и конкуренция с другими людьми. И, кстати, наравне со всеми иностранцами, в том числе европейцами, потому что после брексита им теперь тоже нужна Skilled Worker Visa.

Британские пабы — очень приятное место для посиделок и большая часть колорита страны в принципе. Самому старому пабу в Великобритании больше 1000 лет

Жизнь в Лондоне: «Думаю, не каждый готов тратить почти миллион долларов на квартиру»

В Великобритании довольно странная система здравоохранения, сложная ситуация со школами, астрономические цены на недвижимость. На окраине Лондона еще хоть как-то реально приобрести жильё, а в центре даже однушки стоят 600–700 тысяч фунтов — не каждый готов тратить почти миллион долларов на квартиру. Детские садики стоят дороже, чем съём жилья. Получается, что один из взрослых будет работать фактически на детский сад. Школы бесплатные, но они только на полдня, потом с ребёнком должен опять-таки кто-то сидеть. Хотя сейчас это не такая проблема, когда все работают из дома.

Это европейское государство, здесь очень много бумажек, формальностей, иногда даже доходит до маразма. В Великобритании не очень сложные, но дорогие визовые процессы. Так, подача на трёхлетнюю визу для семьи из двух человек стоит примерно 6500–7000 долларов. Потом ещё надо получать ПМЖ, а после практически сразу — паспорт, что выйдет ещё примерно по 7000 долларов на человека. Это большие расходы. А ещё здесь есть верхняя планка зарплат для наёмных сотрудников: компании больше установленных сумм не платят, плюс прогрессивная система налогообложения забирает у тебя порядка 40–50 % после определённого уровня зарплаты. В других профессиях есть зарплаты выше (банковская сфера и финансы), но про них говорить не берусь.

Но в целом в Лондоне нам очень нравится. Высотки в сочетании с доками, рекой — всё это выглядит очень классно. Тут жизнь не прекращается, как в Кембридже, в 10 вечера, постоянно что-то происходит. Не то чтоб мы в этом участвовали, но всё равно... Здесь тихо, спокойно, безопасно. Понимаю, что это не совсем так, но это мои личные ощущения. Мне нравится сам город, моя работа, у меня есть карьерные перспективы. Но ещё не знаю, будем ли мы тут оставаться, в конце концов, всегда есть множество вариантов.

Похожие статьи:
Мечтаете стать профессиональным web-разработчиком?Прокачайте свое креативное мышление и технический инструментарий! Приходите...
JavaScript — универсальный скриптовый язык, весьма гибкий и мощный. JavaScript находит широкое применение как язык описания сценариев...
Как известно, компания Apple представила большой планшет iPad Pro еще в начале сентября, но до сих пор она не сообщала дату выпуска...
1 марта стартуют курсы для тех, кто хочет стать системным администратором. Место проведения — лаборатория HewlettPackardв...
Компания Acer официально анонсировала два новых планшета - Iconia One 7 и Iconia Tab 7. Это недорогие модели с 7-дюймовым сенсорным...
Яндекс.Метрика