«Я не хотел бы снижать планку из-за того, что рынок перегрет». Директор по инжинирингу в Globality — об открытии офиса в Киеве и найме разработчиков

Летом прошлого года американская продуктовая компания Globality открыла в Киеве R&D-центр. Перед тем как это сделать, она изучала потенциал, цены, тенденции развития IT-сферы в разных странах Восточной Европы — в Польше, Румынии, Молдове, Беларуси и Украине.

Олег Чиботару, Director Of Engineering в Globality, рассказал DOU о том, почему для открытия R&D-центра выбрали Украину, о поисковой системе Globality, о специфике работы в компании и о том, как проходит процесс найма специалистов.

✔️ О компании и поисковой системе Globality

— Расскажите о своем профессиональном пути. Когда вы начали работать в Globality?

В 2009–2010 году аутсорсная компания FFW Agency открыла офис в Кишиневе, где я тогда жил. Я занял там сначала должность техлида. После того как парень, который меня нанимал, уехал в Америку, стал руководителем офиса и директором по инжинирингу.

В 2012-м я переехал в Калифорнию, где продолжал работать в FFW Agency. Здесь у нас был офис и много больших клиентов.

В аутсорсинг-бизнесе я проработал 10 лет. В ноябре 2019 года решил, что пора заняться чем-то другим. Я всегда хотел попробовать себя в стартапе, и с Globality у меня появилась такая возможность. В то время компания активно развивалась. Были друзья, которые меня порекомендовали. Я прошел все интервью (их было около десяти), и меня взяли.

— Расскажите о компании Globality: кто и где ее создал?

Компанию создали больше 5 лет назад в Кремниевой долине два предпринимателя — Джоэл Хаятт и Лиор Дельго. Возможно, эти люди не очень известны в Европе. Но у Джоэла и Лиора до Globality было по три или четыре успешных стартапа, которые они развили с нуля и продали.

На сегодняшний день они привлекли в компанию больше $310 млн, треть миллиарда. Конечно, такие деньги дают не каждому. Если стартап интересный, можно получить 2–3 миллиона. Чтобы получить $310 млн, нужно знать много людей в этой сфере и иметь хороший track record (послужной список) развития компаний. Ведь люди, которые дают деньги, хотят получить их обратно в 10Х.

Globality создает платформу, через которую большие компании, организации могут покупать сервисы от провайдеров по наилучшему прайсу или с самым лучшим качеством.

— Как работает платформа Globality. В чем ее особенности?

Я не могу рассказывать о реальных историях клиентов, но приведу примеры.

Допустим, Apple каждый год тратит несколько миллиардов долларов на покупку алюминия, каких-то сервисов или нанимает разработчиков (у них есть свои сотрудники, но есть и много контракторов). Все это сейчас они могут делать через нашу платформу. У нас несколько десятков тысяч провайдеров, которые уже прошли селекцию. Мы знаем, кто они, какое у них качество, есть track record их работы.

В Америке поиск и утверждение подрядчиков обычно занимает несколько недель: информация о них должна пройти через юридический департамент, департамент по закупкам, нужно сделать много координационных действий. Наша платформа помогает делать это быстрее и проще.

Если, например, большая организация хочет создать проект и ей нужны подрядчики, она просто пишет список задач и ставит их на платформу. Наш AI-алгоритм смотрит на то, что нужно клиенту, формирует рейтинг провайдеров и представляет три или четыре компании, которые лучше всего подходят для решения задач.

Клиент может выбрать несколько провайдеров. Все они получают документацию, делают оценку стоимости, времени работы и готовят свое предложение. После этого заказчик рассматривает дашборд с предложениями и выбирает лучшее для себя.

Многие контракты, договоры между большими компаниями и провайдерами все еще пишут на бумаге. Мы хотим весь этот процесс перевести в онлайн, чтобы добавить прозрачности, помочь с выбором, чтобы у СЕО большой компании был быстрый доступ к информации о том, куда тратятся деньги и какая рентабельность у этих инвестиций.

Если говорить о контрактах вне платформы, то часто у больших клиентов есть свои постоянные провайдеры. У таких подрядчиков нет конкурентов, поэтому со временем они хотят все больше денег. По нашим данным, традиционные контракты, подписанные вне платформы Globality, обычно стоят на 30–40% дороже. Когда есть конкуренция, компании должны немного себя сдерживать в цене, улучшать качество.

Если говорить коротко — наша система трансформирует индустрию закупок.

— Сколько людей сейчас работает в Globality во всех офисах?

Примерно 350 сотрудников, больше 100 из них — разработчики. Планируем, что до конца года в компании будет около 400 людей.

Наши специалисты работают во многих регионах. Есть большой хаб в Калифорнии, в Кремниевой долине, офис в Пало-Альто, а еще в Нью-Йорке. Большой офис в Лондоне, представительства в Тель-Авиве и Киеве.

✔️ О работе киевского R&D-центра

— Почему в Globality выбрали именно Киев, чтобы открыть следующий офис?

Через несколько месяцев после того, как я начал работать в Globality, у нас появился новый СТО. Он решил открыть офис в Восточной Европе.

Я сделал анализ: поговорил с большим количеством компаний, которые «под ключ» создают R&D-офисы в разных странах — Польше, Румынии, Беларуси, Украине, пообщался со своими друзьями из Молдовы. Также прочитал все IT-репорты, которые были в публичном доступе или получил их через агентства.

Смотрел на потенциал, цены, тенденции. Например, в Польше 160 000 разработчиков (сейчас это их потолок, но сфера IT в Польше развивается), в Румынии — от 100 000 до 120 000, в Украине — примерно 200 000, в Молдове на порядок меньше — 20 000. Открытие R&D-офиса в Румынии и Польше может быть на 20–30% дороже, чем в Украине. Один фактор, который в Польше и Румынии лучше, чем в Украине, — знание английского. Эти страны — часть Евросоюза, возможно, у них как-то по-другому структурировано обучение.

Также у меня был персональный опыт работы с украинцами в предыдущей компании. В FFW Agency были сотрудники в Днепре, больше 40 ребят в Николаеве, примерно по 10 человек в Киеве, Луцке и Виннице. Этот опыт стал дополнительным плюсом к тому, что я захотел открыть офис в Киеве. Мои знакомые из Украины, которые сейчас в Кремниевой долине и в других городах Америки, тоже очень рекомендовали страну для открытия офиса.

То есть относительно Киева я получил позитивный фидбэк с разных сторон.

Я сделал таблицу, составил рейтинг разных стран, проанализировал все за и против, и мы начали сотрудничать с ребятами из Alcor.

— Киевский офис работает уже некоторое время. Какие специалисты сейчас есть, как выглядит структура центра?

В Киеве мы строили все с нуля. У нас не было офиса, не было людей. Мы только-только начинаем здесь работать. Первый найм был в августе прошлого года, второй — в октябре. Сейчас в команде почти 10 человек (6 человек уже работают в компании и есть несколько офферов, которые специалисты приняли, скоро они присоединятся к нам).

То есть пока мы маленький R&D-центр, но с большими планами. До конца года хотим расширить киевскую команду до 20 человек.

У нас есть Technical Lead/Local Manager Виталий Яскал. Он отвечает за развитие офиса в Киеве. И еще есть несколько маленьких команд, но вскоре мы изменим эту структуру.

— Чем занимаются специалисты центра сейчас и что планируется в будущем?

Сейчас есть одна команда, которая занимается интеграциями. Ребята пишут разные фундаментальные фишки для интеграции платформы с системами клиентов.

Другая команда работает с нашей фундаментальной инфраструктурой. Они переписывают платформу на Kafka. Это технология, которой мы только начинаем пользоваться, сейчас переводим все на нее. В этой команде используют язык Java.

Кроме того, есть команда QA, которая занимается в основном тест-дизайном и automation coverage. У нас девелоперы сами тестируют свои разработки, QA больше сконцентрированы на стратегических и превентивных аспектах.

В дальнейшем, думаю, через несколько месяцев, у ребят из Киева будет в работе своя часть функционала. Они, как одна команда, будут заниматься ей.

✔️ Особенности работы в Globality

— Расскажите о работе разработчиков в Globality. Есть ли в компании какая-то специфика?

У нас довольно тесная коллаборация между всеми офисами, и практически вся информация внутри компании открыта. Киевский разработчик может посмотреть, над чем работает команда из Лондона или Калифорнии: записи их митингов, Jira. У команды есть доступ ко всему этому. Если ты Junior- или Middle-разработчик и хочешь наработать скилы, можно подключаться к разным слак-каналам, внутренним Wiki pages, стучаться к людям, которые владеют информацией, и выучить все необходимые фишки.

В Globality есть люди, которые пришли из больших IT-компаний — Apple, Microsoft, SalesForce. Даже они впечатлены тем, что у нас все открыто и хорошо задокументировано. Благодаря этому в компании легко проходит процесс онбординга.

Каждую неделю мы проводим технические разговоры. На них специалисты из какой-то узкой сферы рассказывают, над чем работают и что новое появилось в этом направлении. Бывают беседы о самых новых технологиях, процессах.

Я сказал бы, что Globality — как информационный гидрант. Напор и объем информации, которую получают сотрудники, — очень большой. Это знания в области искусственного интеллекта, машинного обучения, фундаментальных работ в Java, Python, React.js.

Наши разработчики напрямую работают с продакт-, маркетинг-командами. В результате они изучают, как создается продукт. Мне кажется, это ценно для ребят из Украины. Если через несколько лет наши разработчики создадут что-то новое в Украине, я буду очень рад этому.

Работа в Globality — это своего рода университет, в котором можно научиться создавать что-то новое, работать с новыми технологиями, и тебе за это еще хорошо платят.

— Какие подходы, методологии вы используете?

Мы используем традиционную методологию — Agile.

Сейчас у нас в разработке несколько сотен фич для платформы. Все функциональности проходят через ребят из продакт-команды. Они создают спецификации продуктов, описывают, как все будет работать с точки зрения пользователя (показывают, как будет выглядеть страница, какая информация на ней будет, какие кнопки, взаимодействие и так далее).

Мы получаем продуктовые спецификации, обсуждаем их с продакт-менеджерами, смотрим, где есть проблемы. После этого создаем технический дизайн и разбиваем задание на маленькие таски. Это делают сами программисты. Нет архитекторов, которые формируют весь дизайн фичи и спускают задачи на девов. То есть мы стараемся культивировать автономию в этом плане.

Когда мы получаем продуктовую спецификацию, оцениваем то, сколько времени понадобится, чтобы сделать фичу. Иногда эти даты сообщают клиентам, в таких случаях мы строго следим, чтобы фичи были сделаны вовремя.

Спринт длится две недели. Каждый разработчик получает несколько задач, которые он может выполнить в течение этого времени.

Еще год назад у нас был спринт-билд (build sprint). Все разработчики работали над одним большим куском билда две недели. После того как билд был сделан, его тестировали и, если все хорошо, ставили в продакшн.

Сейчас у нас каждый день что-то уходит в продакшн. Так сказать, Continuous Delivery. Мы делаем маленькие таргетированные деплойменты. Например, разработчик сделал фикс, поставил его в Test Environment/Demo Environment. Если все хорошо работает — фикс уходит в продакшн. Затем кто-то другой добавил новый функционал, все протестировали — это тоже уходит в продакшн. Такой процесс ускоряет работу и деплоймент-цикл.

— Какие технологии вы используете в разработке?

Сейчас большая часть бэкенда написана на Python, также развиваем Java-часть (в направлениях, где критична производительность), на Gateware — то есть между фронтендом и бэкендом — Node.js, на фронтенде React.js.

Теперь у нас идет реструктуризация, мы переписываем некоторые бэкенд-сервисы, чтобы улучшить производительность. Многие из них мы писали несколько лет назад, сейчас появились другие идеи, юзкейсы, больше клиентов, чем было тогда. Поэтому теперь другое видение и возникла необходимость переписать некоторые сервисы.

Кроме этого, сейчас активно используем Kafka и Kubernetes.

На фронтенде переписываем многие библиотеки на TypeScript.

Для AI и ML используем PyTorch. У нас много Data Scientists и AI-инженеров в Калифорнии, Лондоне, Тель-Авиве, которые, кроме работы над задачами, каждый день читают новые статьи про AI, чтобы оптимизировать, усовершенствовать наши алгоритмы рекомендаций провайдеров для клиентов. Также активно работаем с NLP.

✔️ О найме

— Каких ІТ-специалистов вы планируете нанимать в Киеве? И каких уровней?

Я думаю, что мы уже создали сильную команду из специалистов уровня Senior. Конечно, я хотел бы нанимать еще много сеньоров, но думаю, что мы уже можем принимать и Middle-разработчиков.

Для нас важно, чтобы у людей был хороший английский. Мы смотрим на инженеров как на автономных специалистов. Важно, чтобы они могли сами обсуждать вопросы с ребятами из продакт-команды, QA, маркетинга — из разных структур. Чтобы им не надо было общаться через кого-то и не было «сломанных телефонов».

Сейчас мы смотрим на специалистов, у которых есть опыт с Java, JavaScript, React.js, Python. Но нам интересно работать с теми, кто не боится выучить что-то новое. Например, есть ребята в Киеве, которых мы наняли как Python-разработчиков, но у них были задачи, которые нужно делать на Node.js. То есть они должны были быстро разобраться в технологии, пообщаться с теми, кто знает, как это работает, и выполнить задачу на новой технологии. Подобное происходит часто.

— Как вы ищете людей в компанию? Есть ли какая-то особая стратегия найма?

Мы работаем с компанией Alcor. Также смотрим на свой круг общения, рекомендации от сотрудников. И пытаемся больше рассказывать о компании в медиа, чтобы люди знали о нас.

— Как происходит процесс найма, какие собеседования нужно пройти?

Ребята из Alcor отбирают кандидатов и делают первичный скрининг, чтобы убедиться, что резюме соответствует реальности: что у людей есть тот бэкграунд, о котором они написали. Также смотрят на уровень английского (Upper или Strong Intermediate), чтобы он был проходным. Это начальный фильтр.

Потом интервью с рекрутером или с менеджером офиса Виталием Яскалом. Они спрашивают про бэкграунд, смотрят, есть ли большое пересечение между опытом человека и тем, что мы хотим делать.

После этого идет технический скрининг: обычно его проводят два разработчика из Киева (или менеджер офиса и один разработчик). Мы привлекаем на этом этапе двух человек, чтобы было две точки зрения. Это второе интервью в Globality.

И еще есть три интервью. В зависимости от команды, в которую приходит кандидат, это могут быть разговоры с техлидом, продакт-менеджером (из команды, с которой он будет работать) и еще с одним разработчиком из другой команды. Это три отдельные интервью, все они длятся по 45 минут.

Если все хорошо, после них может быть еще одно собеседование — на «culture fit» (соответствие корпоративной культуре). Обычно его провожу я или кто-то из HR-специалистов. Этот последний этап — больше разговор, чем реальное интервью. Он нужен для того, чтобы узнать, к чему человек стремится в карьере, как он хочет развиваться. И еще мы смотрим на то, нет ли каких-то «тревожных моментов», связанных с корпоративной культурой. После этого делаем предложение о сотрудничестве.

Изначально мы проводили больше этапов интервью с ребятами из Украины. Были кандидаты, которые прошли 10–12 собеседований. Но мы поняли, что это слишком много для Украины. Здесь достаточно конкурентная среда, и то, что считается нормальным в Кремниевой долине, не подходит для Киева. В Калифорнии обычная ситуация при найме, когда человек общается с рекрутером, потом проходит технический скрин и еще 5–6 интервью.

На собеседованиях мы смотрим на знание алгоритмов, проектирование систем. Есть поведенческие (behavioral) интервью. В принципе при найме примерно то же самое делают и Google, и Facebook, и Apple, и Microsoft: они смотрят на фундаментальные вещи.

С ребятами из Киева мы проводили интервью по-разному. Обычно используем алгоритмические задачи, но не абстрактные алгоритмы, а более приближенные к реальности.

Мы стремимся нанимать специалистов, которые могут выполнять работу и будут получать от нее удовольствие. Хотим создать комфортную среду, чтобы это было местом для развития, для работы с удовольствием, чтобы была хорошая отдача для компании.

— Украинский IT-рынок сейчас достаточно перегрет, нанимать специалистов непросто. У вас есть стратегия в связи с этим? Что может помочь быстрее закрыть вакансии?

Мы думаем над этим. Но в целом я приверженец идеи, которую использует Джефф Безос в Amazon: для развития у компании должна быть планка. И важно, чтобы у новых людей планка была выше, чем средняя по команде.

Поэтому я не могу убрать те важные интервью и те шаги при найме, которые помогают понять, что кандидат реально хорош и что он поможет команде быть еще лучше. Я не хотел бы снижать планку из-за того, что рынок перегрет. Мы не пойдем на это.

Но что мы можем сделать? Посмотреть, возможно, мы более конкурентоспособные в плане вознаграждения. Заинтересовать проектами. У нас крутая инженерная культура, и мы стараемся коммуницировать это кандидатам. Для сильных людей это важный аспект, и в этом отношении мы хорошо конкурируем с другими компаниями.

Из-за ковида теперь нет перелетов из одного офиса в другой, но в культуре Globality есть такая практика, когда сотрудники из Лондона приезжают в офис в Калифорнии, разработчики из Киева — в Лондон и так далее. Обмен знаниями и знакомство с коллегами обязательны, без этого нет компании. Объединять людей — дорогая, но важная часть нашей культуры.

Когда границы и возможности для перелетов откроются, мы будем стремиться участвовать в конференциях, поддерживать ребят в плане индивидуального развития.

Также сейчас рассматриваем разные бенефиты, которые могли бы дать специалистам, чтобы повысить их уровень удовлетворенности работой.

Мы стремимся создавать комфортную среду, но в то же время давать возможность сотрудникам развиваться. Нужен какой-то «дискомфорт» в задачах (чтобы в них всегда было что-то новое), чтобы человек не переставал расти, но в то же время чтобы условия работы были удобными.

Еще людям важно работать с проектами, которые несут что-то положительное, изменяют мир. Думаю, наша платформа как раз об этом. То, что мы делаем в Globality, важно для компаний из всего мира, в том числе из Украины. Как я уже сказал, сейчас в нашей системе десятки тысяч провайдеров. Среди них может быть маленькая компания из Украины, в которой 5–6 сотрудников. Если компания действительно делает хорошую работу, платформа Globality соединит ее с крупнейшими корпорациями мира. По стандартному пути она никогда бы не смогла достучаться до таких больших игроков. Мы открываем возможности людям и компаниям во всем мире, чтобы они могли конкурировать за те же проекты, что и большие известные компании. Для меня это большая мотивация в работе. Думаю, для ребят из Киева это тоже важно.

— Какие условия работы вы предлагаете?

Сейчас у нас вся работа удаленная.

После карантина мы планировали открыть офис. Но недавно я сделал опросник, и большинство ребят вяло откликнулись на эту идею. Им нравится ремоут-формат, меньше времени тратить на дорогу.

Я думаю, что мы все же откроем центр, куда люди смогут приходить один или несколько раз в неделю, чтобы пообщаться с командой. Чтобы была и личная, «живая» коммуникация.

В каждой стране мы работаем по ее законам, и Украина не исключение. При сотрудничестве мы предлагаем все стандартные условия, которые есть на рынке для ІТ-специалистов.

— По какой схеме вы сотрудничаете со специалистами? По КЗоТ или ФОП?

Специалисты оказывают услуги как ФОПы. С административными вопросами (бухгалтерия и прочее) им помогает компания Alcor.

— Какие бонусы есть в компании?

Есть реферальные бонусы. Мы платим $2000 за рекомендацию. Если специалист киевского офиса приводит кандидата и тот проходит в компанию, через три месяца после найма мы выплачиваем бонус.

Сейчас мы не делаем рекламных акций по поводу найма, на которых дарили бы телефоны или еще что-то. Мы планируем дальновидный процесс. Как я уже сказал, мы хотим создать комфортную атмосферу, хороший пакет бенефитов (над этим мы еще работаем). Но я считаю, что если люди выбирают компанию только из-за того, что оплата выше на $200–300 или что ты даришь при найме телефон, то их мотивация не та, на которую мы смотрим.

Недавно я читал книгу о том, как Amazon смотрит на сотрудников: есть missionaries (миссионеры) и mercenaries (наемники, наемные солдаты). Миссионеры — это люди, у которых есть миссия, и они идут за ней. Мы хотели бы набрать миссионеров, тех, кто хочет менять мир к лучшему.

Конечно, при этом хороший уровень вознаграждения членов команды для нас очень важен. Мы не аутсорсная компания, поэтому оплата работы специалиста не зависит от того, сколько денег он заработал для компании. То есть нет какого-то «разрыва»: например, что на определенном уровне больше $5000 мы не платим. Но, конечно же, анализируем и рынок страны: не хотели бы прийти, дать вознаграждение в два раза больше, чем все остальные компании, и испортить рынок.

Мы смотрим на данные. Наша команда HR и рекрутинга работает с разными компаниями, у которых есть эти данные. Анализируем цифры и учитываем их.

И, как я уже сказал, мы ищем людей, для которых мотивация работы с нами не заключается в том, получат они при найме телефон или нет. Я думаю, что это неправильная мотивация.

— Много кандидатов отсеивается на этапе отбора?

К сожалению, да. Знаю, что на одну позицию мы отсеяли 40 кандидатов, чтобы взять одного человека. Еще на одну было больше 60 специалистов, с которыми мы разговаривали, они проходили интервью, но пришлось всем отказать. Это из-за того, что у нас высокая планка, и, кроме технического бэкграунда (он в Украине как раз хороший), учитываем софт скилы, навыки коммуникации, которые очень важны.

Если взять человека из Киева и поручить ему работу над каким-то функционалом, он должен хорошо понимать, что происходит в компании: должен разговаривать с ребятами из продакт-команды, с DevOps, отделом инфраструктуры, архитекторами, QA-инженерами. У нас есть разные команды, и нужно понимать, где какую информацию взять. Мы ищем тех людей, которым можно написать страницу задач, и они их выполнят. Сотрудников, которые думают на несколько шагов вперед: как структурировать работу, с кем пообщаться, кого добавить в митинг, чтобы получить всю информацию и так далее. Конечно, у нас есть продакт- и проджект-менеджеры, но важно, чтобы разработчики быть достаточно автономными и двигались вперед без особой помощи. Они несут ответственность за то, как выполняются задания, а для этого нужна связь с другими командами и сотрудничество.

То есть специфика работы в нашей компании немного другая, чем в аутсорсе. Я не против аутсорсного бизнеса — много лет в нем работал и знаю, что это сложный бизнес — но большинство людей в аутсорсинге заточены на то, чтобы у них были очень понятные задачи, тогда они их сделают. У нас все происходит более динамично. Специалист должен быть инициативным, автономным, понимать бизнес-требования, видение клиента и ребят из маркетинга, как все сделать так, чтобы не испортить архитектуру.

Пока нам удавалось нанимать в Киеве сильных ребят. Мы хотели бы продолжить эту тенденцию.

✔️ О планах компании

— В январе компания привлекла $138,3 млн инвестиций. Для каких направлений работы планируют использовать эти средства?

Эти деньги пойдут на развитие компании. Одна часть — для найма людей (в Украине, Англии, Израиле, США и везде, где мы развиваемся). Еще часть — на инфраструктуру, у нас она дорогая: мы используем Amazon, поэтому счет за каждый месяц довольно большой. С ростом количества клиентов этот счет будет увеличиваться: нам понадобится много серверов, виртуальных машин, контейнеров.

Мы планируем добавлять новые категории на платформу, для этого тоже нужны ресурсы. Сейчас наша платформа хорошо работает с юридическими услугами, с IT, маркетингом и еще с некоторыми категориями. Мы будем увеличивать количество категорий, и нам нужны специалисты для работы с этими вертикалями.

Плюс расширяем Globality, чтобы платформа работала в разных регионах и на разных языках. Нужны будут люди, которые помогут перевести платформу на разные языки.

То есть $138,3 млн будут внедрены не только в инжиниринг, но и в развитие компании в целом.

Похожие статьи:
Летом 2011 года вышел наш первый рейтинг ТОП-25. Тогда в 25 крупнейших ИТ-компаниях мы насчитали 15 тыс. сотрудников. Летом 2016-го в рейтинге...
Операторо местной проводной связи «Московская городская телефонная сеть», входящий в Группу МТС, сообщил о снижении тарифов на...
Компания Lenovo представила на выставке CES 2016 обновленную линейку устройств серии ThinkPad X1, включая планшет ThinkPad X1 с модульной...
Приглашаем вас на авторский курс по Python от Михаила Алейника в партнерстве с компанией PHP Academy. О преподавателе: Михаил...
Практически на всех проектах, где мне довелось работать, был тест-план. Этот документ колоссально облегчал жизнь...
Яндекс.Метрика